мы знаем, что ценность мумий — это драгоценности, которую ее окружают, и историческая значимость: от понимания процесса бальзамирования до генетических исследований. Но какое-то время назад мумии представляли собой еще один довольно странный интерес... 

Отвечу сразу на частые вопросы в такой тематике:

  • Зачем ворошить мир мертвых?
  • Гробницы начинали грабить в первые годы после захоронений и это продолжается до наших дней. Но лишь благодаря работе археологов, египтологов и историков, они хоть как-то могут остаться в сохранности, ведь как-никак, но это культурное наследие человечества. Если гробницу не откроют египтологи и не законсервируют найденное, ее найдут грабители, самое ценное уйдет на черный рынок, что-то будет потеряно навсегда.

    И приведу цитату Г. Картера: «Вниманию критиков, называющих нас вандалами за то, что мы извлекаем найденные предметы из гробниц. Сохранность древностей можно обеспечить только тогда, когда они перенесены в музеи. Если оставить их на месте, они рано или поздно, но совершенно неизбежно попадут в руки воров, а это с любой практической точки зрения будет концом найденных вещей» © Говард Картер

  • Если бы египтяне не клали в гробницы сокровища, никто бы не грабил!
  • Но ведь такое происходит и до сих пор, не так ли? В могилы покойники уходят в дорогущих гробах, шикарных костюмах, с личными вещами и сверху ставится помпезное надгробие. Раз такое человечеству свойственно, то какие вопросы к египтянам?

    Чтобы понять, какой печальной участи подвергались цари и вельможи Древнего Египта, а так же люди различных сословий и периодов, воздвигшие множество грандиозных памятников, обратимся к немецкому историку Петеру Элебрахту (Peter Ehlebracht), который очень хорошо описал трагедию многих памятников Древнего Египта.

    Привожу выдержки из его книги «Трагедия пирамид: 5000 лет разграбления египетских усыпальниц», которую так же советую почитать, кому интересна тема Египта. Сопровождаю фотографиями мумий.

    Большая часть обитателей деревни Саккара, которая лежит близ означенных пещерных усыпальниц, промышляет тем, что раскапывает оные пещеры и изымает набальзамированные мертвые тела, понеже бесплодные земли сего края едва могут доставить людям пропитание. Оные мертвые тела набальзамированы крепким снадобьем, более же всего — иудейскою смолою, но не изукрашены никоими египетскими символами. Из «Обстоятельного и достоверного Африки описания, года 1668» доктора Олферта Даппера; первый немецкий перевод 1670 г.

    Но сначала мы обратимся не к мумиям, а к мумиё. Это органо-минеральный продукт альтернативной медицины природного происхождения.

    Мумиё напоминает тот густой черный состав, которым египтяне с начала III тыс. до н. э. бальзамировали тела умерших. Поскольку спрос на это средство был очень велик, затвердевшую массу в поздние времена стали счищать с черепов и остатков костей, выскабливать из полостей тела и перерабатывать. При остром дефиците не стоило быть щепетильным: таинственное бальзамирующее средство размазывалось вместе с высохшими волокнами мышц и остатками скелета. Мумиё, полученное таким способом, можно было поставлять в большом количестве.

    Слово «мум», заимствованное из персидского, в арабском превратилось в «мумиё»: так называлась земляная, вернее, минеральная смола, известная под греческим наименованием «асфальт». Ее очень ценили как лечебное средство от разного рода телесных недугов. Хотя позже античным путешественникам и удавалось вывозить мумиё из этих краев, редкостного сырья было явно недостаточно. Пришлось обратиться к равноценным заменителям. Ловкие экспериментаторы не затрудняли себя поисками. Этим промыслом мумиё начался чудовищный грабеж египетских усыпальниц. Сначала речь шла об универсальном лечебном средстве, потом началась сущая чертовщина.

    Согласно сообщению лекаря Абд-эль-Лятифа, датируемому примерно 1200 г., мумиё, полученное из трех человеческих черепов, продавалось за полдирхема (дирхем — серебряная монета весом 297 грамма). Добывавшийся из мумий экстракт был не дешев. Абд-эль-Лятиф говорит о свойствах земляной смолы, а также о том, что из тел мертвецов в Египте делают заменитель этого минерала, который так трудно добывать. «Он может служить в качестве заменителя!» — замечает врач.

    Спрос вызвал громадное оживление торговли этим «весьма целебным снадобьем». Предприимчивые купцы Каира и Александрии позаботились о том, чтобы мумиё сделалось важной статьей экспорта в Европу. Они нанимали целые толпы египетских крестьян для раскопок некрополей. Корпорации торгашей экспортировали размолотые человеческие кости во все концы света — и неплохо наживались. В XIV—XV вв. мумиё сделалось обычным средством, продаваемым в аптеках и лавках лекарственных трав. Когда сырья снова стало не хватать, начали использовать трупы казненных преступников, тела умерших в богадельнях или погибших христиан, высушивая их на солнце. Так изготовлялись «настоящие мумии»!

    Но поскольку и этот способ снабжения рынка не покрывал спроса, методы изготовления мумие приняли открыто преступные формы. Шайки грабителей похищали из могил только что похороненные тела, расчленяли их и вываривали в котлах до тех пор, пока мышцы не отделялись от костей; маслянистая жидкость капала из котла и, разлитая в склянки, сбывалась за бешеные деньги купцам-франкам. Согласно документам, в 1420 г. городской судья Каира приказал сечь нескольких осквернителей могил до тех пор, пока они не признаются, что расчленяли трупы людей и в своего рода «фармацевтической салотопке» и перерабатывали их в ходкое лекарственное средство.

    В 1564 г. французский врач Ги де ла Фонтен из Наварры на складе одного из торговцев в Александрии обнаружил груды тел рабов, которые предназначались для переработки в пресловутое снадобье.

    Джон Сандерсон, александрийский агент Турецкой торговой компании, в 1585 г. получил приказ правления включиться в торговлю мумиё. Бравый Джон не только обследовал подземелья с мумиями в Мемфисе, но и вызнал все о процветавшей в Каире и Александрии торговле трупами. Примерно 600 фунтов мумифицированной и высушенной мертвечины отправил он морем в Англию. В 1557 г. одно из медицинских изданий того времени, «Hortus Sani-tas» («Сад здоровья»), поместило статью об этом чудодейственном средстве, а также обо всем, что связано с таинственным снадобьем, применяемом с терапевтической целью в Аравии, Иудее и Египте.

    Египетские власти пытались положить конец торговле трупами, издав соответствующий закон. Однако никакие постановления не смогли обуздать экспорт мумиё. Прибыль была столь высока и заманчива, что транспорт с большими грузами мумиё (мумии) продолжали пересекать Средиземное море и достигать Европы.

    Среди распространенных на Ближнем Востоке лекарственных средств была отвратительная микстура, изготовлявшаяся из битума — смеси лекарственных углеводородов и еще каких-то незначительных добавок. Существовало убеждение в том, что вывезенные с загадочного Востока мумии имеют таинственные свойства. С помощью магии стремились усилить целебное действие битума. Шарлатаны и аптекари растворяли остатки мумий в винном уксусе и растительных маслах и делали мази, которые якобы помогали при воспалении легких и плеврите.

    Французский врач Савари настолько уверовал в целительную силу этого снадобья, что считал доказанным утверждение, будто лишь совершенно черные и приятно пахнущие мумии оказывают положительное терапевтическое воздействие. Многие европейские естествоиспытатели считали эту «медицину» тем, чем она была на самом деле: «шарлатанской мерзостью». Но короли, князья и простые горожане продолжали искать препарат, которому молва приписывала сказочные свойства. В 1694 г. парижский купец и торговец аптекарскими товарами Пьер Поме в своей работе «Всеобщая история аптекарского дела»предпринял попытку отбить у людей охоту к употреблению средств, изготовляемых из мумий, изобразив на гравюрах отвратительный способ переработки трупов. Однако раскрытие этой адской кухни не оказало никакого воздействия.

    Люди перестали видеть различие между природным лекарственным средством античности и той отвратительной смесью, которая продавалась на рынке. Мумиё сделалось синонимом мумий, а сами мумии вплоть до XIX в. оставались основой для изготовления лекарств.

    Покойники как простого, так и благородного звания выволакивались из гробниц, разодранные на части еще в погребальных камерах; они обращались сначала в прах и пепел, а затем в опечатанных фарфоровых сосудах отправлялись на международный рынок.

    Так, останки тех, кто жил в эпоху фараонов, вывозились из Египта в неограниченном количестве. Они стали невольными жертвами научных поисков и связанных с магией суеверий. Возможно, подобные суеверия не изжиты и по сей день. Например, в некоторых американских аптеках до сих пор можно купить несколько унций смеси «настоящего» мумиё.

    В 1978 г. в Абу-Сире мне повстречалась одна крестьянка. В платке у нее было несколько комочков похожего на чай вещества. Она предложила его мне в качестве мумиё. Вместе с жителем одной из деревень я несколько дней бродил среди многочисленных гробниц Абу-Сира. Вдруг он нащупал в песке череп, смахнул с него остатки волос и истлевшую кожу, которая рассыпалась в его руке. Крестьянин поскреб указательным пальцем по черепу, заполненному песком:

    «Хочешь мумие? Люди говорят, что это стоит денег!»