В ситуации, приближенной к чрезвычайной, прошел недавно в Санкт-Петербурге очередной, седьмой по счету, всероссийский Гидрологический съезд

На ЧС как на ЧС. Не успела отойти в прошлое трагедия Крымска – случилось небывалое по своим масштабам наводнение на Амуре. Едва улеглись дальневосточные страсти, из Европы примчался ураган «Святой Иуда»…

Съезд гидрологов констатировал: 86 процентов общемирового ущерба, а это сотни миллиардов долларов, несут именно наводнения – явления самые частые и разрушительные из всего «букета» стихийных бедствий. В наиболее «урожайные» годы потопы по всему миру случаются раз в два-три дня и, если верить ученым, будут происходить еще чаще. В России в зоне опасности весь Дальний Восток, Забайкалье, Средний и Южный Урал, низовья Волги, Северный Кавказ, Краснодарский край, Сибирь. Это 746 больших и малых городов, тысячи населенных пунктов, 4,6 млн. человек…

Можно ли заранее просчитать стихию и смягчить очередной катаклизм? Что стоит за экстраординарными природными явлениями?

Россия «нагревается» быстрее всех на планете

«Эпидемию» наводнений ученые связывают с глобальными изменениями климата. На Земле теплеет или холодает? Похоже, специалисты перестали спорить на эту тему.


- Глобальное потепление климата не вызывает сомнений, - заявил руководитель Росгидромета Александр Фролов.

С каждым десятилетием столбик термометра стремится вверх все быстрей. В ХХI веке средняя температура по «больнице» - планете Земля – выросла по-сравнению с ХХ веком в три раза. Сейчас общемировой «нагрев» равен 0,2 градуса за десятилетие. Оказалось, Россия в этом процессе бьет все рекорды: у нас теплеет быстрей в два раза, а в некоторых регионах – в четыре раза выше скорости глобального потепления. Так, в Сибири и на Таймыре всего-то за 10 лет стало теплей почти на градус!

Нагревается даже Байкал. Правда, говорят ученые, пока теплеют лишь его поверхностные воды. Но – тоже с ускорением. От градуса за полвека до полградуса за последние десять лет. Меняется на глазах ледовый покров в Арктике – в прошлом году здесь отмечен исторический минимум площади ледяного панциря и максимум среднегодовых температур, особенно в западном секторе - +8 градусов. Летнюю жару в районе Новой Земли даже сравнивали с тропической.

- Это беспрецедентно, - заметил Александр Фролов.

Но почему Россия впереди планеты всей? Специалисты объясняют это огромной территорией, обращенной к Северному Ледовитому океану – главному «аккумулятору» парникового эффекта и глобального потепления.

- Океан, как термостат, собирает одну треть всех мировых выбросов углекислого газа, - объяснил глава Росгидромета.

В результате ничего хорошего и для океана. Ученые все громче говорят о его закислении и угрозе всему живому, особенно – кораллам и прочим морским организмам, покрытым панцирями и ракушками: крабам, мидиям, известковому планктону, морским ежам…Чем «гасят» известь? Само собой, кислотой. «Загасит» ли океанский перегрев морских обитателей или они успеют приспособиться к новым условиям? Ученые все больше крепнут во мнении, что в гонке, увы, выиграет потепление.

Большой всероссийский «парник» сказался на вечной мерзлоте и на реках. Те, что стекают в Северный Ледовитый океан - Печора, Енисей, Лена, Северная Двина – стали куда более полноводными. «Синхронизация и масштабы этих изменений неординарны и не имеют аналогов в ХХ столетии», - вновь удивились ученые.


Растет уровень Балтики. Причем, как отметил на съезде профессор РГГМУ Валерий Малинин, подъем моря идет тоже в основном с нашей стороны: у побережья Швеции вода убывает, а у российского – наоборот. Уже в конце нынешнего столетия уровень Финского залива подрастет, по разным сценариям, на 20-80 см. И если Санкт-Петербург теперь, наконец, защищен от наводнений капитальной дамбой, то по его пригородам, в том числе и по запланированной близ Сестрорецка так называемой питерской Рублевке – намывному суперсовременному микрорайону на 60 тысяч жителей - обязательно ударит катастрофическое наводнение с подъемом воды до 4-6 метров. Катаклизм, пугает профессор, не за горами.

«Спрогнозировать то, чего раньше никогда не случалось, практически невозможно»

Но вот парадокс – сегодня, когда нет недостатка в сценариях грядущих природных катаклизмов, вплоть до конца света, а общее количество выпускаемых в стране официальных гидрометеопрогнозов поражает своим числом – 38 000 тысяч в год (по 220 на каждого специалиста), реальная угроза, как в том же Крымске, как правило, возникает внезапно, по сюжету «Не ждали».

Оправданием этому, считает тот же глава Росгидромета Александр Фролов, служит уникальность, беспрецедентность явлений. Вот, к примеру, Крымск, цитата из заключения Росгидромета: «Катастрофическое количество осадков – за несколько часов полугодовая норма - сформировало экстремальный сток, что характерно для экваториальных и тропических зон, но не для Кубани».

Едва осмыслили эту трагедию, как через год – очередной сюрприз. Историческая аномалия, выдающееся (по определению съезда гидрологов) наводнение на Амуре. На всей огромной территории бассейна великой реки (1 млн. 855 тыс. квадратных километров) по всем и без того переполненным амурским притокам и речкам задождило так, будто кто-то забыл закрыть кран: за месяц с небольшим небеса «пролили» на Дальний Восток полуторагодовую норму осадков.

- Катастрофические тайфуны, атаковавшие юг Китая и на больших – до 5 км – высотах забрасывавшие в наши дальневосточные регионы по сути тропический воздух, спровоцировали небывалое наводнение. Такие явления прогнозировать практически невозможно, - признался  глава Росгидромета Александр Фролов.


Значит беды не ждали? За скобками официальных докладов и интервью остается то, что, ну, никак не хочется признавать: ждали, но – другую напасть: боялись если не засухи, то маловодья. Вспомним летнюю чрезвычайную ситуацию – зачем Зейские и Бурейские ГЭС до последнего копили воду в водохранилищах? И в чей огород, как не Росгидромета, кинул камень на августовской пресс-конференции в Хабаровске руководитель компании «Русгидро» Евгений Дод, сказав, что копили, поскольку был маловодный прогноз…

Долгосрочные метеопрогнозы – не только наша проблема. Просчитать стихию наперед, говорили на съезде, не может пока никто в мире. Но, похоже, никто в мире из развитых стран не платит по счетам наводнений так, как мы. Десятками жизней - в Крымске. Десятками миллиардов рублей - на Дальнем Востоке. Кто знает, рассуждала наука, может, и не случилась бы чудовищная крымская волна, если б в городе работали ливневки, если б углубляли и чистили реку, не заузили русло…

- Будет новый Крымск, только уже в Сибири, на реке Томь, - «успокоил» собравшихся доктор наук Валерий Савкин из Новосибирска. И рассказал про недостроенное и брошенное еще в 90-х Крапивинское водохранилище – вместо воды оно уже двадцать с лишним лет «копит» речной хлам, и непроходимые заторы, как пробка, забивают русло Томи. Сейчас сибирская река маловодна. А случись паводок…

- Смоет все заторы и деревню Крапивино. Да что Крапивино – не сомневайтесь, беда докатится до Кемерово, - заверил профессор.

Нынешний ущерб от амурского наводнения тоже копился годами. Ни расчистки, ни дноуглубления. Ни дамб и прочей гидротехники. А что имеем, то, по мнению доктора наук, профессора Виктора Данилова-Данильяна, надо бы отремонтировать, обновить и умножить, как это делают в развитых странах, хотя бы на пять. А у нас пока – так называемые дамбы из мешков с песком и героизм солдат и спасателей МЧС, прикрывших своими спинами от потопа Комсомольск-на-Амуре.

kp.ru