В Перу найден доисторический кит-левиафан. Учёные из Франции, Италии, Перу и Нидерландов, участвовавшие как в раскопках на местности, так и в последующем анализе костей, ликуют. Ведь о существовании этого кровожадного чудища они догадывались ранее по единичным окаменелостям, а вернее, по чудовищным зубам. И вот – бинго! – древний монстр явлен миру.

Останки огромного кашалота датированы 12-13 миллионами лет. Животное принадлежит к новому роду и виду, ныне исчезнувшему, и названо Leviathan melvillei .

Первая составляющая имени — это мифологическое морское чудовище Левиафан, упоминаемое в Ветхом Завете. А вторая часть дана в честь Германа Мелвилла, автора знаменитого романа о белом ките "Моби Дик".

Учёные предполагают, что древний зубатый кит-гигант охотился на дельфинов,и тюленей и даже на усатых китов (что и показано на этой реконструкции) (иллюстрация C. Letenneur/MNHN).

Биологи получили в своё распоряжение сохранившийся на 75% череп, длина которого составляет 3 метра. Отталкиваясь от этой величины, авторы исследования предполагают, что доисторический кит насчитывал в длину от 13,5 до 17,5 м. Это немало, но всё же лежит в пределах размеров современных взрослых кашалотов Physeter macrocephalus .

Доктор де Муизон демонстрирует огромный зуб «Левиафана». Перед нами одни из самых крупных, если не самые крупные зубы животного из всех, когда-либо найденных, – утверждает учёный и сравнивает образец с зубом кашалота (кадр BBC).

Но вот что делает Leviathan melvillei рекордсменом, так это зубы. Максимальный их диаметр у новичка составляет внушительные 12 сантиметров. А в длину они и вовсе превышают 36 см!

Это на 10 см больше, чем самые крупные известные образцы зубов у Physeter macrocephalus . И, к слову, это даже несколько больше, чем длина зубов у гораздо более древнего морского чудовища Predator X, которое учёные-открыватели назвали одним из самых ужасных хищников в истории животного мира.

Причём если у современного кашалота функциональные зубы имеются только на нижней челюсти (на верхней — практически не выступающие рудиментарные), то у древнего кашалота-левиафана идентично вооружены как нижняя, так и верхняя челюсть.

А наличие зубов и сверху и снизу предполагает несколько иную стратегию охоты, нежели у кашалотов: вероятно, Leviathan melvillei нападал на своих жертв, как современные касатки, — разрывая плоть.

Останки доисторического кита были обнаружены международной группой палеонтологов в пустыне Ика на юге Перу ещё в ноябре 2008 года. Когда-то эта местность находилась под водой, но из-за подъёма Анд ныне расположена выше уровня моря (фото G. Bianucci, Universita di Pisa).

Судя по деталям черепа, челюсти «Левиафана» были оборудованы крупными мощными мышцами, добавляют исследователи. Leviathan melvillei был способен легко расправиться с другими китами длиной до 7-10 метров.

Более того, в тех же водах и в то же время обитала акула, достигавшая 15 метров в длину, — устрашающий мегалодон. Вполне возможно, между этими двумя подводными гигантами разгорались жёсткие схватки, — утверждает один из авторов исследования Кристиан де Муизон (Christian de Muizon), директор национального музея естествознания в Париже (Muséum National d’Histoire Naturelle).

Размеры находки. Вид на череп и нижнюю челюсть с разных сторон (иллюстрация Olivier Lambert et al./Nature).

Любопытно, что находка огромного древнего кита не была совсем уж полной неожиданностью. Напротив, о ней мечтали. Ведь о том, что такое существо могло бороздить океаны миллионы лет назад, палеонтологи уже рассуждали ранее, основываясь на находках единичных огромных и тяжёлых зубов. Но этого было мало для уверенной идентификации создания.

Потому почти целый череп, обретённый в перуанской пустыне, оказался для учёных ценным подарком. «Наконец мы нашли его, — вспоминает свои чувства один из счастливчиков — Оливье Ламбер (Olivier Lambert) из национального музея естествознания. — Это был очень волнующий момент».

По словам Ламбера, уже на месте учёные поняли, что перед ними древний зубатый кит. Но зубы его более чем в два раза превышали по длине и диаметру те, что имеются во рту современных кашалотов. Тут было от чего задуматься. И вот только теперь поспел обстоятельный анализ окаменелостей.

Сравнение черепов «Левиафана» (a), современного кашалота (b) и косатки (c). Хотя у гигантских кашалотов череп крупнее, древний кит выделяется намного более внушительными зубами (несколько их образцов показаны справа), ну а «кит-убийца» на этом фоне просто теряется (иллюстрация Olivier Lambert et al./Nature).

Исходя из размеров черепа, исследователи утверждают, что у древнего кита-монстра был большой спермацетовый орган (spermaceti organs), в отношении работы которого у современных кашалотов имеются разночтения.

По современным представлениям эта большая полость во лбу, заполненная воскообразной субстанцией — спермацетом, помогает киту сразу в нескольких задачах.

Первая (всё ещё дискутируемая) — это облегчение ныряния и всплытия за счёт последовательной перемены плотности этого вещества. Оно твердеет и сжимается при контакте с холодной водой и плавится от тепла крови. Также эта полость, по-видимому, играет роль в эхолокации. И опять же большая голова может служить ударным оружием в борьбе самцов за самку.

По некоторым предположениям, она помогала «Левиафану» и в нападении на добычу. Такой таран мог повредить жертву не хуже последующего захвата сильными челюстями. Учёные напоминают, что, по меньшей мере, два китобойных судна XIX века были потоплены после удара в борт массивной головы крупных кашалотов-самцов. Эти случаи позже легли в основу сюжета «Моби Дика».

Поскольку, по всей видимости, «Левиафан» не нырял за своими жертвами глубоко, а предпочитал барражировать вблизи поверхности моря, функция спермацетового органа «помощь в нырянии» ему была не нужна.

А это значит, что столь крупный орган в ходе эволюции китов появился именно как эхолокатор и таран, причём задолго до того, как кашалоты начали совершать свои потрясающие погружения на большие глубины.

Все детали «расследования» относительно «Левиафана» авторы изложили в статье в Nature (фото G. Bianucci, Universita di Pisa).

Исследователи не знают, что привело к вымиранию Leviathan melvillei , но предполагают, что виной тому изменения в окружающей среде (похолодание), а также в численности и размерах доступной добычи. Подобным китам приходилось со временем менять свои пищевые пристрастия. Кстати, возможно, что эта перемена и привела к появлению сегодняшних куда более беззубых (в сравнении с древним монстром) кашалотов.

Последние специализируются совсем на другой нише: они отменные ныряльщики, охотящиеся на глубоководных кальмаров. Причём для захвата кальмаров зубы кашалотам не особенно-то и нужны. Некоторые учёные даже высказывают предположение, что зубы кашалотов в большей степени — это оружие для схваток между самцами.

Совсем не так обстояло дело у Leviathan melvillei , тот-то прекрасно знал, как использовать столь внушительные «резаки». Ну а через миллионы лет после исчезновения монстра освободившуюся нишу агрессивного хищника заполнили «киты-убийцы» – касатки, пусть существенно уступающие «Левиафану» в размерах, но практикующие похожую тактику охоты. В некотором смысле это было возвращение к истокам.