Когда с объявлением эпидемии коронавируса американцы принялись скупать продукты первой необходимости в супермаркетах, доходя до драк, такая паника вызвала насмешки и недоумение. Ладно, Европа страдает от невроза после всех несчастий Второй Мировой войны и может потерять голову, но с чего так себя вести американцам? У жителей США, однако, есть своя общенациональная память о грозных испытаниях — Великая депрессия.

Великая депрессия — это не просто годы, которые большая часть США провела в бедности или откровенной нищете. В эти годы люди сотнями и тысячами умирали от голода и болезней бедности, по стране бродили бездомные семьи и многим казалось, что наступил конец если не света, то их страны и жизни.

Эпидемия — это не только о том, что много людей заразиться и многим придётся днями сидеть на строгом карантине. Это ещё, как и всякое большое бедствие, об экономическом кризисе — его дуновение американцы чуют спиной. Неудивительно, что у многих это всколыхнуло страшную народную память. Но ужас перед голодом и невозможностью купить самые простые вещи — не единственный след, который оставила в американском менталитете Великая Депрессия.

Великая Депрессия у многих американских семей осталась в памяти глубоко.

Великая Депрессия у многих американских семей осталась в памяти глубоко.

Бум потребительства вызван не только умелыми маркетологами

Часто можно прочесть, что США в пятидесятые словно сорвались с цепи, ударившись в потребительство такой ненасытности, что аналогов не отыскать в других экономически развитых странах даже в самые сытые времена. Бум потребительства, умело подогреваемый маркетологами, но вряд ли созданный ими с нуля, продержался около сорока лет. Порции в ресторанах — максимально большие, вечеринки — с максимальным размахом, одежды — на гардеробную комнату (и часть из них одевалась только во время примерки, зато как греет душу эта наполненность!).

Чаще всего начало бума связывают с желанием максимально мирной и буржуазной жизни после окончания войны, но стоит помнить, что в войну страна вошла прямо из Великой Депрессии, во время которой бедность и строгая экономия диктовали и моду, и рацион, и ведение хозяйства. Война только продолжила эту жизнь с бесконечным затягиванием поясов, и после неё маятник качнулся в обратную сторону очень сильно. Только в наше время страна избавляется от навязчивого желания наполнить дом чем угодно до краёв, опираясь на лозунги экологической сознательности.

Автомобиль - последнее, от чего отказывалась американская семья. В автомобиле буквально жили, колеся по Штатам в поисках работы.

Автомобиль - последнее, от чего отказывалась американская семья. В автомобиле буквально жили, колеся по Штатам в поисках работы.

Мачизм

Казалось бы, США — страна победившего равенства, но на деле законы, призывы и публичные заявления постоянно соседствуют с бытовым мачизмом, стремлением максимально разделять два пола (начиная с того, что большая часть товаров для девочек выпускается в розовых цветах, а то вдруг годовалые девочки не поймут, что это им), постоянными сексистскими шутками и установками и регулярными половыми преступлениями, потому что активен неписаный, но постоянно проговариваемый кодекс правил, по которым якобы нормально «воспользоваться ситуацией».

Среди корней мачизма — острая конкуренция за рабочие места во времена Великой Депрессии, когда эмансипированных женщин, выросших в свободные двадцатые годы, старались вытеснить со всех пристойно оплачиваемых мест, и вчерашнее «мы за прогресс, девушки могут всё» вытеснилось насмешками и агрессией в сторону женщин, пытающихся построить карьеру — ведь теперь они превратились не в коллег в развивающихся компаниях, а в конкуренток за всё сокращающиеся рабочие места.

По той же причине решение проблем интеграции чернокожих в единое общее пространство, вероятно, так замедлилось. Конкуренция за даже самые дешёвые рабочие места была такой сильной, что напряжение не могло не вылиться — и оно вылилось в старые, проверенные формы. Расизм укрепил свои позиции за счёт желания найти того врага, из-за которого ты, добропорядочный американец, всё никак не можешь получить рабочее место. Да их же все заняли чернокожие!

У чернокожей женщины не было шансов на работу вообще. Даже прачкой, а это была самая тяжёлая и неблагодарная из женских работ.

У чернокожей женщины не было шансов на работу вообще. Даже прачкой, а это была самая тяжёлая и неблагодарная из женских работ.

Культ улыбки

В разгар социального напряжения психолог Дэйл Карнеги решил, что стоит научиться новому отношению друг к другу, просто для всеобщей психологической безопасности. Он написал свои знаменитые книги о том, как общаться без конфликтов и заводить друзей (и лучше находить работу). Конечно же, чтобы книга продавалась, ему пришлось максимально привязать её к деловой успешности, но в самом тексте мы читаем рассказы о том, как приятно мимоходом улучшить настроение даже незнакомца, если тебе сейчас нетрудно сказать доброе слово. И, конечно, улыбка смягчит любое общение. Так Америка начала постоянно улыбаться. Снизился ли от этого градус напряжения в каждодневных ситуациях, сказать трудно — в те времена такие исследования никто не проводил.

Поддержал культ улыбки и кинематограф. Любой фотограф знает, что улыбка делает лицо симпатичней и фотогеничней, так что актёров и актрис на студиях учили улыбаться при виде нацеленной камеры. В тридцатые был настоящий культ кинематографа, фотографии актёров в виде открыток и вырезок из журналов держали дома если не все, то многие, и на всех этих портретах кинозвёзды улыбались. Это вдохновляло повторять за ними.

В общем-то, Дейл Карнеги хотел сказать, что, когда вокруг и так всем плохо, незачем делать хуже постоянными сварами.

В общем-то, Дейл Карнеги хотел сказать, что, когда вокруг и так всем плохо, незачем делать хуже постоянными сварами.

Плохой день? Посмотри что-нибудь интересное

В годы Великой Депрессии фактически развились почти все формы телеформатов, которыми мы пользуемся сейчас — правда, на радио, потому что телевидения ещё не было. Людям хотелось забываться от дневных забот и ужасов мыслей о будущем, и кино и радио стали популярными, как никогда. Кинотеатры поддерживали интерес к посещению, включая в стоимость билета простую закуску и возможность выиграть во внутренней лотерее приз; так, собственно говоря, американцы и привыкли перекусывать за просмотром. А чтобы оплатить радиоабонемент, семьи тратили порой последние деньги. Если же и на радио не было денег, ходили в гости к тем, у кого оно ещё работает — послушать аналоги ток-шоу, серийные постановки и лёгкую музыку.

В результате именно в США выработалось поведение — если тебе плохо, бери закуску, ставь сериал и смотри его, смотри. А вслед за американцами стали повторять и другие, ведь этот способ разгрузить мозг от проблем постоянно мелькал в популярных фильмах и да, сериалах.

Киноиндустрия не останавливалась в тридцатые ни на миг.

Киноиндустрия не останавливалась в тридцатые ни на миг.

Американцы приняли идею, что государство обязано решать проблемы общества

Такие вещи, как обеспечение работой безработных за счёт социальных проектов, выдача еды и пособия, устройство социальных лагерей, где большое количество терпящих бедствие может переждать плохие времена — в общем, всё, что сейчас воспринимают как обязанности государства, до Великой Депрессии считалось неприемлемым в виде государственной политике, поскольку это «коммунизм». Считалось, что помощью тем, кто в трудной ситуации, должны заниматься граждане по своей частной инициативе и благотворительные фонды.

Стараниями четы Рузвельт во время Великой Депрессии удалось сделать нормой организацию помощи, особенно во время общенациональных бедствий, со стороны государства. Так, чтобы обеспечить работой тысячи американцев в то время, как каждый четвёртый в стране уже был безработным, президент инициировал программу строительств социально значимых объектов, которые потом пригодятся этим же гражданам: больниц, школ, стадионов и так далее. На стройки принимали, не глядя на наличие опыта и даже для истощённых, ослабленных работников находили какую-нибудь работу, распределяя процессы.

Источник