Ещё недавно об этом месте нельзя было упоминать в печати. Более того, даже разговоры о нём велись шёпотом. Сюда невозможно зайти постороннему, массивные двери отпираются лишь на два часа трижды в неделю, строго по расписанию. Внутри, расположенном глубоко под землёй, нет никаких обозначений — лишь скупые серые стены, освещаемые рядами жёлтых электрических лампочек и ряды стальных дверей.

Много дверей. На каждой из дверей белой краской обозначен номер и ничего кроме. Дверей сотни, общее число засекречено. Известно лишь, что их не меньше тысячи. Удивительно, но на дверях висят обычные замки. Иногда два, местами три.

В помещении искусственно поддерживается прохладная температура, даже летом она не превышает пяти градусов тепла. Такая температура выбрана не случайно, ибо невзрачные двери скрывают за собой десятки тонн биологических материалов известных лишь под условными лабораторными названиями, данными им советскими и российскими военными генетиками.

Гибридный ВК-1, Шантанэ 2461, Эстрелла, Ньюлиф, Красный шар, Пабло F1, НИИОХ-336 — за этими именами кроется триумф отечественной науки, бессонные ночи учёных и офицеров, сожженные бумаги, скомканные мысли и надорванные судьбы. Я благодарю руководство завода НИИ микробиологии Министерства Обороны Российской Федерации в посёлке Киров-200 за помощь в проведении съёмок.

Группа 1

Группа 2

Группа 3

Группа 4

Источник: ralphmirebs.livejournal.com